Королевство сказок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



«Погоня»

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода:
«Погоня»

Действующие лица:
Кай, Джек Фрост, Герда

Место действия:
Лес неподалеку от замка Снежной Королевы

Время и погода:
Ночь. Темное небо, голые деревья и ослепительно белый снег под лунным светом. Любому путнику показалось бы, что он один на всем свете. И только поднявшийся из ниоткуда тревожный ветер говорит о том, что духи зимы не спят.

Краткое описание:
Случайно заметив, как Кай вызывает Барона Субботу, Фрост испытал удивление и решил непременно послушать, о чем пойдет речь. Услышав разговор, он почувствовал ужас и поспешил скрыться. А позже, осознав, что после случившегося Кай сбежал из замка, Джек уже ощущал только злость. Кинувшись в погоню, он нагнал бывшего пленника Королевы только посреди ночного леса…

0

2

«Жажда власти – удел глупцов», - звучали в голове слова Барона. «Я подарю тебе весь мир и новые коньки», - шептала Королева. «Весь мир…».
Замерзшие пальцы с трудом справлялись с пуговицами. Кай застегивал их наспех, на ходу. Единственный заинтересованный в нем обитатель замка Ее Величества, будучи существом необычным, мог с легкостью найти его и остановить. Но Кай слишком долго прожил бок о бок с Владычицей Севера, так что если противостоять духу не мог, то остаться незамеченным было в его силах.
Массивные ледяные двери на удивление легко распахнулись и в лицо сразу ударил порыв колючего ветра. Снег. Кругом снег. Белое небо сливалось с белыми снежными холмами, куда ни глянь – ни дерева, ни тропинки, лишь бесконечная белая пелена. Только замок выделяется своей хрустальной голубизной, но он скроется из виду и не останется совсем ничего. Королева никогда не позволяла ему гулять в метель одному и даже с собой брала его крайне редко. Кутала в теплые меха, гладила по щеке ледяными пальцами.
Кай наконец справился с пуговицами. Расшитая серебром шуба – Ее подарок. А вот и еще один подарок, такой же ослепительно белый, легкий и колючий, бьет копытом и недовольно трясет лохматой гривой. Единственный подарок, с которым он ни за что не согласился бы расстаться.
Однажды он уже покидал это место, но тогда не было такой страшной метели. Теперь приходилось доверять собственной интуиции. Только когда впереди показался лес, юноша с облегчением вздохнул. Конь, почувствовав это, сбавил ход и принялся тянуть повод.
- Не заставляй меня ругаться с тобой. Поверь, то место, куда мы направляемся, понравится тебе гораздо больше…
Метель осталась позади. В лесу снег падал тихо, но зато большими пушистыми хлопьями. Кай набросил капюшон и позволил коню перейти на шаг. Несмотря на то, что ему хотелось как можно быстрее оказаться в городе, он и сам сильно утомился. Не вспомнить даже, когда последний раз ему приходилось так далеко ехать верхом.
- Что он себе думает, - продолжал юноша, пока конь одобрительно фыркал и стряхивал снег с гривы, - Я там не в качестве игрушки. Я… принц.
Какое странное слово. Так он себя еще не называл. По крайней мере, вслух – никогда. Всерьез – никогда. Принц Северного Королевства.
- Слышишь, Моро?…
Конь резко остановился и настороженно прислушался. Но не к словам хозяина.

+2

3

Звук был едва уловимым, тонким, на грани человеческих чувств. Словно тонкое лезвие рассекает воздух. Словно на миллионы осколков разлетается лед.
Джек Фрост не чувствовал метели, он был быстрее нее, легче и… холоднее. Летящий в него снег мгновенно застывал на одежде, собираясь в подобие ледяного панциря, так что теперь Джек даже не был больше похож на самого себя. От духа зимних забав, веселья и игр, казалось, не осталось ни следа. Если бы не по-прежнему мальчишеское лицо и небольшой рост, он бы напоминал скорее одного из ледяных исполинов, которых Королева иногда создавала из снегов – порой, чтобы отвадить незваных гостей, а порой и просто со скуки.
Ворвавшись в лес, Фрост даже не остановился. Словно выпущенная стрела, он летел точно к цели. И хотя цели этой Джек не видел, но будто бы ее чувствовал. Словно с пленником Королевы его связывала невидимая нить, болезненно натянувшаяся после побега и теперь влекущая его вперед.
Фрост передвигался рывками, прыжками, он почти что летел. Снег разлетался в стороны от резких движений, а ветки деревьев, которых касались края его одежды, мгновенно покрывались коркой льда. И в безмолвном, почти безжизненном до тех пор лесу поднялся ветер, тот самый ветер – словно тонкое лезвие рассекает воздух, словно на миллионы осколков разлетается лед.
Моро едва успел остановиться и повернуть голову, когда на него и на его хозяина пахнуло морозом и белая гладь на мгновение словно взорвалась, осыпая их колючей снежной пылью… А когда та рассеялась, то перед ними уже стоял Джек Фрост. Щедро покрытые сизым инеем, нахмуренные брови непривычно и оттого действительно жутковато выделялись на его белом лице.
- Тебе не было велено покидать Замок, Кай, - произнес он своим звенящим голосом, отчего устрашающий эффект значительно смазался, - О чем ты вообще думал?
Джек на мгновение опустил голову, словно ему не хватало слов. Или воздуха. Дело было не только в побеге. Дело было в попытке вступить в сделку с Бароном. В опасном интересе к секретам замка. А главное - дело было в непокорности.
Джек снова резко вскинул подбородок.
- Королева будет в ярости! Ты не задумался о том, что она может сотворить со злости? Нет, даже не о том, что с меня она бы сняла голову, если бы я тебя упустил. Но хотя бы о том, что она может сделать с тобой, ты подумал?!

Отредактировано Джек Фрост (18.12.2014 23:03)

+2

4

Слова «я принц северного королевства» так и остались невысказанными. Распробовать их на вкус не удалось. Снежный ледяной вихрь, от которого захватывало дух, налетел откуда-то сзади и с головой накрыл и коня, и сидящего на нем юношу. Когда же задорные серебристые искры волшебным дождем осыпались наземь, вместе с ними осыпался и почти весь лоск новоявленного Принца Северного Королевства.
Побледневший от испуга Кай прокашлялся от попавшего в рот снега, неспешно и с большим достоинством смахнул снег с лица и для большей убедительности сбросил капюшон. Моро тем временем тоже спешно отряхнулся, причем так тщательно, что его наезднику пришлось ощутимо покачнуться.
- Мне почему-то кажется… чисто интуитивно… что обращение стоило начать с извинений, - Кай демонстративно смахнул с красивого узорчатого рукава новой шубы оставшийся снег и воззрился с высоты своего нынешнего положения со всем величием. Однако Моро, следуя примеру хозяина, решил еще раз хорошенько отряхнуться, поэтому Кай, раздраженно поджав губы, сел ровно в седле и оставил попытки произвести впечатление королевской особы.
Вместо этого он привычно отмахнулся и поморщился.
- Пусть злится сколько угодно. Я уже говорил, что не собираюсь провести в этом замке остаток своих дней. Я терпел эти унылые стены, пока она была здесь, теперь же я не вижу смысла оставаться. Уж не думаешь ли ты, что сможешь притащить меня в замок вместе с конем?
Взгляд юноши скользнул по фигуре напротив. Кай не мог припомнить, чтобы видел Фроста таким рассерженным. Кажется, он вообще не видел его в дурном расположении духа.
- Можешь передать Ее Величеству, что ты честно пытался меня остановить, а я, подлец, не пожелал вернуться. Это будет чистая правда. Вперед, Моро.
Коня не нужно было просить дважды. Он плавно скользнул вперед, будто ему нипочем были глубокие сугробы. Быстрый, словно ветер. Легкий, словно ветер.
- Не трать попусту время, Джек, - крикнул он вслед, - Я туда не вернусь.

+2

5

Несколько мгновений Фрост завороженно смотрел вслед Каю. Безразличные слова принца странно жгли и кололи что-то, запрятанное глубоко внутри него. В очередной раз Фросту подумалось, что он понимает, отчего Королева выбрала именно этого мальчика. В нем, пожалуй, было больше холода, чем в самом Джеке. А ведь Джек и был им, воплощенным холодом.
Тут Фрост тряхнул головой, отгоняя мысли и упрямо топнул ногой, отчего снег под ним тотчас прекратился в лед. Легко, будто на коньках, он заскользил вслед за беглецами и совсем скоро опять преградил им дорогу.
Моро остановился, но в этот раз уже явно не от страха. Потому что вид у Джека был уже не такой рассерженный. Скорее на его лице читалось какое-то разочарование, даже обида. Так бывает с детьми, которые впервые наталкиваются на безразличие, скуку и прочие прелести взрослого мира.
- Ты прекрасно знаешь, что Королева не станет слушать меня, и правильно сделает. Ведь я и правда мог бы притащить тебя силой, просто взять на руки и поднять в воздух! – на этих словах Джек поднял вверх свой посох, и это выглядело почти что угрожающе, - Причинить мне вред или вырваться от меня ты бы не смог. А что до Моро… Моро – хороший конь, он бы пошел следом.
Ледяной дух слегка наклонил голову и прищурился, словно всерьез обдумывая такую возможность. Действительно, поступить так подсказывал здравый смысл. Он не был сторожем при Кае, и все же Королева ожидала, что Фрост не будет сидеть сиднем, если ее принцу вдруг взбредет в голову снова убежать в мир людей.
Но размышления продолжались недолго. Джек вздохнул и опустил посох почти что обессиленно.
- Только вот если я так сделаю… Я думаю… Я боюсь, ты никогда больше не захочешь со мной играть, Кай.

+2

6

Стоило догадаться, что Джек просто так не сдастся.
- Ну что такое! - Кай недовольно насупился, когда Моро в очередной раз остановился и опасливо покосился на посох в руках зимнего духа. – Правильно сделает? Почему? Потому что мое место в вашей снежной пустыне?
Моро, недовольно перебиравший ногами, с любопытством потянулся мордой обнюхать рукав Джека, но при первом же легком прикосновении отпрянул, фыркая и стряхивая снег. Кай легко спрыгнул с коня и погладил его по носу.
Королева всегда говорила, что у ее принца ледяное сердце. Наверно так и было с тех пор, как туда попал осколок зеркала. И все же что-то иногда заставляло Кая вспомнить, каким он был до… Что-то в словах Джека заставило его задуматься. Он немного помолчал.
- Потому что я должен стать таким как ты? Как она?
Кай неспешно пошел по тропинке вперед, увлекая за собой коня, который теперь всячески старался держаться от Джека подальше. Интересно, каково жить, когда никто не может прикоснуться к тебе?
- Ты тысячу раз осыпал первым снегом город, в котором я родился и вырос. Там на Мельничной улице есть два дома с красной крышей, стоящие вплотную друг к другу с общим балконом, где летом цветут розы. Там живут люди, которые любят меня. Там смех, игры на площади… Там в камине горит настоящий огонь. Посмотри, как я дрожу от холода. Видишь? Настоящий огонь, Джек. Не то голубое пламя, которое она сотворила для красоты. Как бы мне ни хотелось, я не владыка Севера и не дух зимы. Я человек.
«И вовсе не принц Северного королевства… пока не принц»
Та часть леса, по которой пролегал их путь, была знакома Каю. Через четверть часа на горизонте должен был показаться домик ведьмы, а от него, если он правильно помнит, еще около полутора часов езды до городка. Но что-то ему подсказывало, что сегодня он не увидит дом.

+1

7

Джек внимательно слушал Кая. Дом, люди, огонь... любовь. Эти слова были знакомы ему, но он давно перестал помнить, что именно они значили, пока он еще был человеком. Превращение в духа зимы принесло Джеку покой и беззаботность. Существование без тревог, без горестей. Все- только игра. Смех его превращался в трескучий мороз, слезы - в снежинки. Он не был одним из суровых зимних существ, и люди были ему рады. Были рады замерзшему пруду, на котором можно устроить каток, рады красивым узорам на стеклах... Конечно, радовались в основном дети, не знавшие, что вслед за Фростом могут явиться и более опасные рождения севера. Но и взрослые не держали на него зла, порой не удерживаясь от игры в снежки или от того, чтобы не заглядеться на сотворенные морозом красивые снежинки.
И все же Джек Фрост смутно ощущал, что есть в человеческом мире нечто, для него недоступное. И об этом ему теперь напомнил Кай. Неужели в этом полном невзгод, трудностей и просто... скуки! мире могло твориться что-то, что могло заставить Кая отказаться от вечности? Джек этого не понимал, но неожиданно эта мысль увлекла его и восхитила.
- Кай... - проговорил он, - А можно мне с тобой? Я тоже хочу посмотреть еще раз на этот город. Знаешь, меня ведь никогда не пускают в дома. Поэтому я не бывал близко к огню. И розы... Королева говорит, цветы - это просто такие снежинки. Только если со снежинкой обращаться правильно, то она не растает. А цветок все равно рано или поздно умрет.
Джек тряхнул головой, отчего в разные стороны разлетелись ледяные осколки. Он будто бы споткнулся о  какую-то неожиданную мысль, и теперь безуспешно пытался ее от себя отогнать.
- А те люди, к которым ты идешь, они тоже.. как те цветы? - голос Фроста словно угрожающе зазвенел, - Но зачем тогда? Зачем стремиться к тому и любить то, что исчезнет?

Отредактировано Джек Фрост (19.12.2014 19:25)

+2

8

К такой реакции Кай почему-то не был готов. Далеко не все духи в королевстве имели человеческий облик, и, быть может, именно по этой причине Кай за все время знакомства с Джеком вспоминал о его необычной сущности лишь в те моменты, когда невольно касался его. Он никогда не задумывался, что Джек может забыть о своем прошлом. Но он, кажется, не помнит не только события, но даже эмоции и чувства, пережитые тогда. Или?...
- Там, где я живу, цветы могут радовать нас много лет, а снежинка тает, едва коснется ладони. Никогда не слышал, чтобы кому-нибудь удалось сохранить жизнь снежинке, - Кай усмехнулся, а потом глубоко вздохнул, услышав следующий вопрос Джека.
Он остановился и снова набросил на голову капюшон.
- Именно поэтому люди так дороги друг другу. Жизнь прекрасна, потому что не бесконечна. Ведь даже если прожить сотню лет, можно все на свете переделать, а как быть потом, если ты даже со скуки не можешь умереть? Мы не знаем, сколько нам быть рядом, поэтому ценим каждую минуту. Я ведь тоже исчезну, Джек. Я человек.
Ему пришлось повторить эти слова второй раз, но теперь он не знал, так ли хорошо – быть человеком. Многие бы, наверно, согласились на вечную жизнь. Но что хорошего в ней, если она лишена тепла? Пусть Кай и разгуливал по коридорам хрустального замка, пусть видел себя в мечтах на ледяном троне, но у него были воспоминания и у него был дом, где его действительно ждали. Это был выбор, а не приговор.
- Неужели ты ничего не помнишь из тех лет, когда еще был человеком? – Кай, немного поколебавшись, взял Джека за руку. Пальцы начали покрываться тонкой ледяной пленкой, которая медленно превращалась в настоящую корку. Рука Кая не была теплой, но в его груди билось сердце, в нем текла горячая кровь. – Что ты помнишь кроме ее прислужников-духов, лесных зверей и вечного снега?
Когда стало совсем невыносимо больно, Кай отнял руку и попытался сковырнуть ледяную корку, но та не поддалась. Пальцы не сгибались, будто он был в хрустальной перчатке.
- Получилось довольно красиво и подходит к моему наряду, - сказал он, слегка поморщившись от боли, - Боюсь только, как бы она не раскололась… Вдруг промерзла насквозь?
Конечно, это была шутка. Но и от нее было грустно.

+1

9

Джек отвел глаза, словно вопрос о прошлом сильно его смутил.
- Я… почти ничего не помню…
Он действительно, помнил только холод и боль. Помнил только то, как больно жить, а вернее – умирать. Помнил, как над ним сомкнулась холодная вода и как каждую частицу тела будто бы охватил огонь. Вот только это был не огонь, а безграничный, бесконечный холод. Холод, который с тех пор так и не отступил.
Когда-то давно, когда он только-только начинал осознавать себя в роли духа, Джек задавался вопросом о том, что было до его падения в холодную воду. Какой была его жизнь и почему она так быстро кончилась? Было ли это случайностью, последствием слишком неосторожной игры? Или, может быть, тут была чья-то злая воля? Пытались ли его спасти? Тосковал ли по нему кто-нибудь? Но все эти вопросы так и оставались без ответа, и потому он в конце концов перестал задаваться ими.
- Нет, - парень тряхнул головой, - Прости, я правда ничего, ничего не помню. Ты прав, все мои воспоминания – только этот вечный снег, северные существа и Королева. А теперь и тебя.
Когда Кай решительно сжал его руку, Глаза Джека расширились. Он словно в первый раз вообще осознал, что Кай – живой человек, а не один из северных волшебных существ. Может быть, так случилось оттого, что он впервые собственными глазами увидел, как Каю на самом деле опасно оставаться в Северном Королевстве, как ему больно от соприкосновения со льдом. А может, оттого что самому Фросту на долю секунды стало не менее больно от чужой теплой руки.
- Н-нет!
Звонкий голос разрезал на мгновение воцарившуюся тишину. Моро встрепенулся, но все же выстоял и только отошел на пару шагов. Джек быстро коснулся руки Кая опять и заставил ледяную корку на его руке треснуть и расколоться.
- Спрячь. Спрячь скорее куда-нибудь в рукав, в мех!
Расколоть лед Фрост мог только еще большим холодом, так что, хотя рука Кая избавилась от крепкого панциря, риск отморозить ее по-прежнему был слишком велик.
- Нам скорее нужно куда-нибудь… В тепло, в твой город, - Джек шагнул вперед и обхватил Кая за талию, - А ну, держись крепче за мою шею! Я донесу тебя. Иначе ты тут замерзнешь…

+2

10

Услышав ответ Джека и заметив его смущенный взгляд, Кай поймал себя на мысли, что если ему и придется что-то забыть, он хочет, чтобы это были годы, проведенные в замке королевы. Если придется выбирать, то только так.
«Я подарю тебе весь мир…» - говорила королева. Кажется, теперь он начинал понимать, почему она просила складывать его слово «вечность». Вечность – это будущее, в котором нет ни улыбок, ни радости, ни тепла. Только бесконечные метели, только снег, снег, снег… Никакой альтернативы. Никакого выбора.
Реакция Джека на простое среди обычных людей рукопожатие заставила Кая тихо засмеяться. Фрост так удивлялся, будто Кай на его глазах растворился в воздухе и снова появился из ниоткуда. 
- Тебе разве никогда не пожимали руку? – с деланной небрежностью спросил он, разглядывая свою руку и не спеша убирать в карман. Та немного дрожала и была совсем белой. – За время общения с Ее Величеством я привык к холоду.
«Или думал, что привык…» - добавил он мысленно, все же убирая руку. Сгибать пальцы было ужасно больно. Неужели Барон прав? Из-за того, что Она по какой-то собственной прихоти выкрала его из толпы детишек на площади, Кай вообразил, будто он особенный, избранный, не такой как все. Он привык к ее ледяным поцелуям и настал день, когда он принялся смеяться над своей прошлой жизнью, а позже – забывать. Ведь у него в сердце был осколок волшебного зеркала! Ведь его сердце могло превратиться в лед! Вы только подумайте, как здорово! И ему вовсе не приходила в голову мысль, что холодному сердцу навсегда придется остаться таким. Ведь если растопить лед, он исчезнет. Неужели королева жива лишь потому, что никому не удалось растопить ее сердце? Хотя… неужели кто-то пытался?
Мысли зашли слишком далеко и начали путаться. Слишком много вопросов и нелепых догадок.
- Что? – Кай очнулся, когда Джек уже взмывал ввысь и едва успел за него ухватиться. – И почему ты вечно делаешь это, не дождавшись моего разрешения? Должен тебе сказать, я не в восторге от этого головокружительного вида и перспективы разбиться насмерть, если тебе вдруг вздумается выполнить какой-то особо опасный финт…
Поругаться было лучше, чем предаваться тяжелым размышлениям. Но головокружительный вид был действительно потрясающе красивым: хрустальная гладь реки, холмы, будто припудренные звездной пылью, огни города вдалеке. Все искрилось и сверкало. Огромный мир – будто рождественский шарик с искусственным снегом.
- Ну… раз уж мы здесь, неплохо было бы дополнить все красивым снегопадом.

+1

11

- А если будете слишком много разговаривать, Ваше высочество, - пригрозил Джек, шутливо ухмыльнувшись, - То отнесу обратно в Замок к Королеве, и там уже будете отогреваться, как знаете.
Фросту было отлично известно, что на самом деле Каю даже нравится, когда его в буквальном смысле «носят на руках», «поднимают к звездам» и все прочее в том же духе. Только вот он никогда в этом не признается. Как никогда не признается, что ему приятны подарки и знаки внимания от Снежной Королевы, подчинение северных существ, положение «принца» и «наследника» и все эти ослепительные обещания будущего могущества.
Не нравится ему только… что? Несвобода? Зависимость от своего положения? То, что все это досталось ему просто так, из чьей-то милости? Возможно, именно поэтому Кай готов теперь на сделку с Бароном, чтобы только заполучить все это самостоятельно, самому взять власть в руки.
И пусть похвалы от Северного принца-дезертира не дождешься, радовать того было все равно отчего-то невероятно приятно. Поэтому Джек взмахнул своим посохом – и действительно, как и просил Кай, мгновенно повалил снег…
Они уже пролетели над лесом и теперь внизу простирались бесконечные поля, среди которых мелькали редкие огоньки домов. Земля под ними стала покрываться пушистым ковром, который издали казался теплым меховым покрывалом. А белые хлопья были такими аккуратными, летели так плавно, будто каждая из них была живой ледяной бабочкой с кружевными крылышками.
Одну из особенно крупных снежинок Джек поймал рукой и поднес поближе, чтобы Кай мог ее рассмотреть. Резная и пушистая, она совсем не таяла в его рука, а напротив, даже в скупом свете луны, переливалась всеми цветами северного сияния. Хрупкая, словно сделанная из какой-то чудесной хрустальной паутины.
- Смотри, как красиво! – улыбнулся Джек, - С тех пор как я себя только помню, больше всего я люблю создавать снежинки и рисовать узоры на стеклах. А еще – подсматривать за тем, как люди им удивляются.

+2

12

Джек, конечно, видел его насквозь. Этот мальчишка вообще был удивительно проницательным. И в то время как Фрост лишь молча прятал улыбку, Кай старательно сохранял на лице выражение царственной невозмутимости, которое, быть может, пригодится ему в будущем.
Если бы он только мог поменять что-то в этом царстве снега и скуки! В своих мечтах он видел северной королевство не безлюдной долиной, утонувшей в бесконечных метелях, он видел его настоящим, живым. Пусть там будет вечная зима, не страшно. Но там должны быть голоса и смех, тепло каминов и шумные улицы. Все то, что сейчас осталось на окраинах.
Прямо перед носом оказалась снежинка, и меланхолия отступила на второй план. Кай нахмурился, но рассердиться никак не мог, потому что волшебство Фроста было воистину восхитительно.
- Когда я был маленьким, я очень хотел с тобой встретиться и попросить научить меня так же рисовать. - Кай сам удивился своим откровениям, но не замолчал. – Когда мы с Гердой ссорились, я говорил ей, что попрошу тебя не рисовать на ее окне… хм… и, бывало, когда случалось такое совпадение, я думал, что ты подслушиваешь наши ссоры. И что ты на моей стороне.
От воспоминаний о детских глупостях Каю еще больше захотелось домой. Теперь он замолчал, глядя вниз, туда, где крошечная фигурка Моро боролась с сугробами.
- Надеюсь, мой конь в конце пути не умрет от переохлаждения или усталости, - в голосе снова появилась капелька ворчливости, но тему эту он не продолжил. – У нас тоже есть много всего красивого. И нашем неволшебном мире тоже есть магия. Та магия, которая вам недоступна – магия любви.
Он невольно улыбнулся. Так всегда говорила бабушка. Если ей доведется увидеть собственными глазами духа зимы, она всем правнукам будет только об этом и рассказывать на ночь. Что ж, если представится возможность, обязательно нужно будет их познакомить. Интересно, а будет ли рада Герда посланнику той, что забрала у нее названого братца? Может Каю только кажется, что два мира, которые стали ему по-своему близки, можно совместить?

+1

13

Слова Кая оказались для Джека неожиданными. Северный Принц очень редко обсуждал с созданиями севера свою человеческую жизнь, а уж тем более воспоминания, связанные с Гердой. Фросту иногда казалось, что за каждое такое воспоминание он хватается как за частичку ускользающего тепла. И поэтому даже та малость, которой Кай поделился сейчас, была чрезвычайно ценной.
- Королева сама выбирала Моро, сама растила, - постарался он успокоить Кая, - Пусть он не стал… или пока еще не стал волшебным, но вложенной в него магии вполне хватит на то, чтобы следовать за нами и добраться до дома благополучно, - он слегка улыбнулся, - К тому же, Моро очень к тебе привязан. Думаю, как и всякое живое создание, он тоже наделен хотя бы немножко той самой магией любви.
Правда, под конец этой тирады голос Фроста звучал уже не так уверенно. Не потому, что он сомневался в том, что с конем будет все благополучно. Вовсе нет. Но вот эта так называемая «магия любви»… Надо признаться, что это порядком сбивало Джека с толку.
Большинство зимних созданий совсем не ведали человеческих чувств и не испытывали по этому поводу никаких сожалений. Но Фрост был не таков. Он знал любопытство, знал радость, знал даже печаль и разочарование. Но вот любовь, привязанность – это было для него в новинку.
- Эй, смотри! Мы почти на месте.
Пока они болтали, вдалеке показались огоньки города. Даже сейчас, глубокой зимней ночью их было достаточно, чтобы город можно было заприметить издали. Конечно же, Джек заметил его первым, ведь ему не раз приходилось пролетать тут. Каю же пришлось указать верное направление посохом.
- Ну как, сможешь указать мне свой дом? – шутливо поинтересовался Фрост, - Знаешь, что мы можем сделать? Мы подлетим прямо к окну, и я прямо сейчас научу тебя рисовать инеем на стеклах. И тогда ты напишешь… напишешь им… - Джек призадумался, - Напишешь, что Кай вернулся!
С этими словами Фрост заглянул прямо в глаза Кая, пытаясь прочитать, что он сейчас думает.
- Хочешь?
Что-то внутри Джека замерло. Хочет ли его Принц по-прежнему вернуться к людям? Не отступит ли он в последний момент? Не попросит ли отнести его обратно в Замок?

Отредактировано Джек Фрост (23.12.2014 02:02)

+1

14

Сердце забилось в страшном волнении, когда Джек махнул посохом в сторону крошечных огоньков на горизонте. С тех пор, как верный помощник Ее Величества доставил Кая во дворец, он ни разу не выбрался в город и не был дома. Всего неделя, а стены замка уже казались ему родными. Он не любил северный дворец со всеми его обитателями, но за годы жизни там слишком сильно к нему привык. Странно, привыкнуть к родному дому после возвращения ему так и не удалось.
- Оказывается, ты можешь выдавать отличные идеи, - усмехнулся, Кай, представляя выражение лица Герды. Наверняка она не поверит своим глазам. – Хочу.
Но гораздо больше его радовало возможное исполнение детской мечты. В этом он, конечно, ни за что не признался бы вслух. Встретившись с Джеком взглядом, он поспешно отвернулся и вновь принялся следить за Моро, который храбро прокладывал путь сквозь сугробы прямо под ними. Джек всегда весел и беззаботен, ему, как духу, не о чем грустить. За неделю этого знакомства Кай, бросая украдкой взгляды в сторону новоиспеченного друга, тысячу раз спрашивал себя: где он был, когда королева похитила Кая еще мальчишкой? Почему тогда Фроста не было во дворце? И как сложилась бы его судьба, будь он не один? Мысль о том, что он мог быть гораздо счастливее, чем сейчас, не давала ему покоя.
- Раз так… Я тоже должен сделать тебе подарок. И я, кажется, знаю какой… сделаем все, чтобы в этот вечер ты почувствовал себя человеком.
На самом деле Кай почему-то не был уверен, что для Фроста это будет приятным сюрпризом. Разговоры о прошлом духа настораживали и иногда он даже мрачнел. Но даже если с его человеческой жизнью связаны какие-то плохие воспоминания, это не значит, что ему не понравится почувствовать тепло. Джек был единственным знакомым ему созданием севера, кто не боялся тепла и не таял, так что Кай твердо решил показать ему, каково это – иметь свой дом и любящих людей.

+1